Увеличение капитала - дело хлопотное

Размещая дополнительные акции, общество вынуждено следить за выполнением всех процедур не только своими органами управления, но и инвесторами. Дело в том, что у них сделка по приобретению акций также может оказаться крупной или «с заинтересованностью». И если такая сделка вовремя не выявлена, то и увеличение капитала может не состояться. Более того, сорвать допэмиссию может и слишком затянувшийся процесс согласований.

Приобретая права собственности на акции других компаний, общество должно предварительно выяснить соотношение стоимости акций к своим балансовым активам. Не исключено, что может возникнуть необходимость одобрения сделки советом директоров или даже общим собранием общества-покупателя.

Для продавца-эмитента дополнительных акций это тоже имеет значение. Ведь если мероприятия по одобрению сделок со стороны инвесторов не пройдут или будут выполнены за пределами срока размещения дополнительных акций, то увеличить уставный капитал не удастся.

Перекрестная компетенция

Напомним, что одобрению органами общества подлежат два вида сделок: крупные и «с заинтересованностью». При этом, несмотря на то, что критерии таких сделок прописаны в законодательстве, на практике часто возникают трудности. Так, при квалификации сделки по приобретению акций в качестве крупной проблемы возникают, если дополнительные акции оплачиваются приобретателем не деньгами, а иным имуществом. Дело в том, что в таком случае не ясно: приобретает ли инвестор имущество в виде акций или передает имущество в оплату этих акций?

На наш взгляд, с такой ситуации нужно говорить о заключении между сторонами договора мены. Ведь ни ГК РФ, ни Федеральный закон от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» не запрещают проводить взаимообмен имущества и имущественных прав. Получается, что в обмен на дополнительные акции эмитента инвестор передает имущество. То есть происходит одновременное приобретение и отчуждение имущества. В результате не ясно как правильно определить критерии крупности сделки. Этот критерий, напомним, зависит от соотношения цены сделки и балансовой стоимости имущества общества. Крупной признается сделка, если стоимость выбывающих или приобретаемых активов превышает 25 процентов балансовой стоимости имущества. Подробнее об этом читайте в статье «Крупный выпуск требует одобрения» в «УНП» № 6, 2005, стр. 12.

Дело в том, что если рассматривать реализацию акций как отчуждение имущества, то со стоимостью активов АО должна сопоставляться балансовая стоимость акций. А если же рассматривать мену как сделку по приобретению имущества, то с балансовой стоимостью активов обществу надо сопоставлять уже рыночную цену приобретаемого имущества (п. 1 ст. 78 закона «Об акционерных обществах»).

Однако, как правило, балансовая и рыночная стоимости активов не равны, причем разница отнюдь не в пользу балансовой цены. В итоге возникает парадоксальная ситуация, когда одна и та же сделка может трактоваться и как крупная, и как не крупная. Например, цена покупаемых акций может быть выше четверти стоимости всех активов общества-приобретателя, в то время как отчуждение имущества в счет оплаты таких акций не попадает под признаки крупной сделки. Более того, не исключена ситуация, при которой к мене могут применяться одновременно и правила о крупной сделке при балансовой стоимости активов от 25 до 50 процентов, и правила при стоимости активов свыше 50 процентов. Одобрение таких сделок попадает в компетенцию разных органов АО: первую вправе одобрять совет директоров, а вторую — общее собрание.

В первой ситуации во избежание проблем, связанных с возможным признанием сделки недействительной, лучше не рисковать и получить одобрение всего договора мены, даже если по одному из параметров он одобрения не требует. Благо закон «Об акционерных обществах» не запрещает подобных маневров.

Тот же самый ход, но с учетом некоторых особенностей, организации рекомендуется сделать и при попадании сделки одновременно в компетенцию совета директоров и общего собрания акционеров. Для начала вопрос об одобрении крупной сделки при стоимости отчуждаемого имущества от 25 до 50-ти процентов балансовой стоимости активов АО надо поставить перед советом директоров. При положительном решении этого вопроса созывается общее собрание акционеров. На его рассмотрение выносится вопрос об одобрении приобретения имущества, если его стоимость более половины балансовой стоимости активов.

Не исключено, что совет директоров не примет единогласного решения по своему вопросу. Тогда потребуется созвать общее собрание с иной, расширенной повесткой об одобрении «обеих частей» мены. Обратите внимание, что в этом случае решение о передаче своего имущества принимается простым большинством голосов акционеров, тогда как приобретение встречной вещи потребует уже квалифицированного (три четверти) большинства голосов акционеров.

«Заинтересованная» сделка

Как часто это бывает, при совершении крупной сделки может «всплыть» чья-либо заинтересованность в ней, причем с обеих сторон договора. Соответственно такие сделки тоже должны получить одобрение со стороны совета директоров или общего собрания. Здесь проблема заключается в том, что выявить заинтересованность достаточно сложно.

Большую помощь в выяснении чьей-либо заинтересованности в сделке может оказать информация о членах органов управления как общества-эмитента дополнительных акций, так и общества, приобретающего акции. Хотя должностное положение — не единственный показатель заинтересованности. Свою роль здесь играет и доля «управленца» в уставном капитале каждого общества. Такая же информация не помешает в отношении основных акционеров приобретателей и продавцов акций.

Особую путаницу при квалификации сделки в качестве «заинтересованной» вносят так называемые аффилированные лиц. Небольшую подсказку по аффилированности дает антимонопольное законодательство. Оно содержит признаки, по которым те или иные лица квалифицируются в качестве аффилированных (абз. 26 ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.91 № 948–1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»). При этом, аффилированные лица бывают как у юрлица, так и у граждан. А еще они могут представлять собой сложный конгломерат — «группу лиц», определяемый уже десятью признаками (абз. 14 ст. 44 Закона РСФСР № 948–1). Вот здесь-то и придется поломать голову над «заинтересованностью». На наш взгляд, в случае сомнений, лучше перестраховаться и получить одобрение сделки. Ведь если такового нет, а в дальнейшем на поверхность всплывет чья-либо «заинтересованность», то прямым последствием может быть срыв увеличения уставного капитала. Причем отсутствие информации о заинтересованных лицах на момент совершения сделки не является уважительной причиной для невыполнения требований, касающихся одобрения таких сделок. Более того, в данной ситуации не спасет даже и одобрение той же сделки в качестве крупной. Дело в том, что если одна и таже сделка является и крупной, и «с заинтересованностью», то закон «Об акционерных обществах» приоритет отдает правилам о сделках, в совершении которых имеется заинтересованность (п. 5 ст. 79 Закона «Об акционерных обществах»).

Поэтому при увеличении уставного капитала общество должно запросить всю необходимую информацию о инвесторах, их руководстве и акционерах. Только в таком случае можно быть уверенным, что размещение акций пройдет успешно, и сделка в последующем не будет признана недействительной.

Д.Н. Царев,
руководитель отдела корпоративных ценных бумаг
департамента правового консультирования
АКГ «Развитие бизнес-систем»


Распечатано с сайта компании "Развитие бизнес-систем" (РБС).



Закрытое акционерное общество «Аудиторско-консультационная группа «Развитие бизнес-систем».
Телефон: +7 495 967 6838 / Факс: +7 495 956 6850 / e-mail:
© 2011 / ЗАО "АКГ "РБС"/ Все права защищены
Рейтинг АКГ - 7 Rambler's Top100