Аудит и консалтинг Развитие бизнес-систем
 |  Четверг, 19 октября
Пресс-центр
Пресс-релизы
РБС в прессе
Публикации сотрудников
Рейтинги
 

Недостатки российских ПБУ приводят к искажению отчетности

 
Источник: Главная книга № 9, 2009
Автор: А.В. Хорошавкина
Версия для печати

ЕФРЕМОВА АННА АЛЕКСЕЕВНА - Директор департамента аудиторских услуг аудиторско-консультационной группы "Развитие бизнес-систем"

Окончила Московский институт управления им. С. Орджоникидзе

C 1992 г. работает в области финансов, аудита и бухгалтерского учета

В 1997 г. - советник вице-президента по финансам ОАО "Аэрофлот"

В 1999 г. - руководитель отдела методологии бухгалтерского и налогового учета компании "Современные бизнес-технологии"

В 2001 г. - заместитель директора департамента аудиторских услуг по методологии аудиторско-консультационной группы "Развитие бизнес-систем"

С 2004 г. - директор департамента аудиторских услуг аудиторско-консультационной группы "Развитие бизнес-систем"

С 2008 г. – заместитель генерального директора аудиторско-консультационной группы "Развитие бизнес-систем"



  1.  


При подготовке отчетности бухгалтеры нередко сталкиваются с тем, что нормы отдельных ПБУ противоречат друг другу. А на некоторые вопросы ПБУ просто  не дают ответа.  Все это затрудняет работу бухгалтерам и может привести к искажению отчетности. Сегодня своим мнением о том, какие поправки следовало бы внести в нормативные акты по бухгалтерскому учету, делится представитель аудиторско-консультационной группы "Развитие бизнес-систем" Анна Алексеевна Ефремова. 


Нереальные активы не должны числиться на балансе. Но как их списать? 


Нереальные активы, т.е. имущество или затраты, которые уже не могут принести организации каких-либо экономических выгод, должны быть списаны с баланса – иначе отчетность искажается.  Однако нормативной  базы для  этого зачастую не хватает.

Например, это касается необходимости списания нереальных   активов, числящихся на счете 08 «Капитальные вложения». Скажем, на предприятии несколько лет назад был  составлен проект строительства, затраты по которому отнесены на счет 08. Но строительство так и не началось, а земельный участок, на котором планировалось строительство,  возвращен арендодателю.

Аудитор, доказывая бухгалтеру необходимость списания с баланса подобных  активов, которые не приносят и не принесут в будущем экономических выгод, может сослаться, в общем-то, лишь на старую, утвержденную в 1997 году, Концепцию бухгалтерского учета в рыночной экономике России.  Новая Концепция 2004 года и  действующие ПБУ подобного положения не содержат.

Вообще строительная отрасль очень сильно пострадала от кризиса. Но нормативной базой не предусмотрена не только необходимость, но даже возможность обесценить накопленные затраты по строительству (счет 08 у заказчика и счет 20 у строителя-подрядчика), даже если стройка заброшена и продать ее по цене затрат вряд ли удастся.

Еще один пример нереальных активов: у многих организаций в учете в качестве дебиторской задолженности  числятся выплаченные авансы, товары по которым так и не были получены, а также нереальные для взыскания приобретенные права требования. Это еще не безнадежная, но весьма сомнительная задолженность и под нее желательно было бы создать резерв.  Однако в нормативных документах под безнадежной задолженностью понимается лишь задолженность покупателей организации за отгруженную продукцию, работы, услуги. Ни оплаченные организацией авансы, ни приобретенные права требования под определение сомнительной задолженности не подпадают и не резервируются.

Отдельная проблема –  нереальные активы на счетах 19 и 94. Так, на счете 19 «НДС по приобретенным ценностям» должны числиться только те суммы, которые вы в ближайшем будущем рассчитываете предъявить к вычету. Но если поставщик выставил вам «дефектный» счет-фактуру и не удается истребовать от него исправленный, или если у вас не получается подтвердить НДС по основным средствам, полученным в качестве вклада в уставный капитал, и вы давно уже «опустили руки», такие суммы НДС в активе баланса числиться не должны. А требований списать их ни в одном нормативном документе нет.

Также нельзя бесконечно держать на счете 94 «Недостачи и потери от порчи ценностей» потери от испорченного имущества.  Их надо либо предъявить виновному лицу, либо списать на убытки. Но в нормативных документах подобное требование четко не прописано.

Еще один момент. Минфин в Рекомендациях по проведению аудита годовой отчетности за 2008 год напоминает: резервирование в отношении товаров, числящихся на конец отчетного периода как товары отгруженные, не производится. <п. 3 раздела «Выполнение требования осмотрительности» Рекомендаций аудиторским организация. (Письмо Минфина РФ от 29.01.2009 № 07-02-18/01) >.  В обычной ситуации это правильно, ведь цена продажи таких товаров уже согласована. Но если эти товары отгружены год назад и потерялись в пути? Переход права собственности предусмотрен только после оплаты, а оплата – после  поступления товаров к покупателю. Старая инструкция по формированию годовой отчетности <Инструкция о порядке заполнения форм годовой бухгалтерской отчетности, утв. Приказом Минфина России от 12.11.96 № 97, утратила силу с 01.01.2000> требовала в этом случае списать утерянные товары на дебиторскую задолженность. А через 3 года, по истечении срока исковой давности, если товары так и не нашлись, списать эту задолженность с баланса.

Сейчас эта Инструкция утратила силу и никаких норм на этот счет нет.  Конечно, неразумно учитывать такие товары на счете 45 «Товары отгруженные». Но надо ли списать их на убытки и через сколько лет? – нормативные акты ответа на этот вопрос не дают.


Создание резервов – право или обязанность?


Организация может создавать резервы сомнительных долгов согласно Положению по ведению бухгалтерского учета и отчетности в РФ < п. 70 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ утв. Приказом Минфина России от 29.07.98 № 34н>.  Это крайне неудачное слово «может»  многие бухгалтеры понимают как возможность выбора - создавать или нет такие резервы, независимо от реальности взыскания долга. И аудитору приходится доказывать, что необходимо комплексное прочтение нормативных документов, в данном случае c учетом  положений п. 7 ПБУ 1/98 (до 2009 г.) <утв. Приказом Минфина России от 09.12.98 № 60н, утратило силу с 1.01.2009 г.>  или ПБУ 1/2008 <утв. Приказом Минфина России от 06.10.2008 № 106н>.

Вообще российская нормативная база, в отличие от международной, не требует создания очень многих видов резервов. Например, предприятия, занимающиеся добычей полезных ископаемых, ждут неприятные сюрпризы, когда выработки исчерпаются и необходимо будет ликвидировать отслужившие вышки, карьеры или шахты,  рекультивировать почву и выполнять другие, предусмотренные Законом о недрах обязательства.  Это потребует значительных расходов, а  источника для них, то есть резерва не накоплено.

Нет нормативной базы по учету задолженности организации по отпускам сотрудников, которые не планируют в течение ближайшего года отгуливать накопленные дни отпуска в полном объеме.  Резерв на оплату отпусков по требованиям нормативных документов должен относится на себестоимость ежемесячно по 1/12 от выплат по годовой смете. Но если работник будет использовать отпуск не полностью, часть сумм в смету текущего года не попадает. Проблема всплывает, когда предприятие начинает сокращать численность, увольнять сотрудников. К расходам на выплату компенсаций за неиспользованные отпуска организация оказывается абсолютно не готова. 

Я уже не говорю о такой вещи как дисконтирование. Во всем мире этот инструмент используется очень широко. У нас введено лишь дисконтирование сумм резерва по условным фактам хозяйственной деятельности. 


 


Как признать отложенные налоговые активы


Отдельная проблема – отложенные  налоговые активы. По МСФО отложенные налоговые активы не признаются, если нет уверенности в том, что в будущие отчетные периоды организация получит прибыль и сможет данные отложенные налоговые активы использовать.  Подобная  фраза есть и в российском ПБУ. <п. 14 ПБУ 18/02 «Учет расчетов по налогу на прибыль организаций», утв. Приказом Минфина России от 19.11.2002 № 114н>.  Но проблема в том, что если  не признать отложенные налоговые активы, мы не выйдем на необходимую сумму по кредиту счета 68 и у нас не «пойдет» вторая форма. Таким образом, правильнее в этой ситуации было бы признать не отложенные налоговые активы, а постоянные разницы, но в ПБУ этого четко не сформулировано, вот и возникают излишние споры между бухгалтером и аудитором.


Отсутствие нормативной базы – проблема и для бухгалтера, и для аудитора


Прежнее  ПБУ 15/01, утратившее силу с 1 января 2009 г., <утв. Приказом Минфина России от 02.08.2001 № 60н>   допускало возможность выбора: переносить долгосрочную задолженность  в краткосрочную, когда до ее погашения осталось менее года, или не переносить.

Поэтому многие  организации этого не делали.  Получалось, что кредит, который  подлежало погасить через несколько месяцев, в отчетности за 2008 год отражался в строке «долгосрочные кредиты и займы», что, безусловно, искажало ее. Правда, информацию  надо было раскрыть в пояснительной записке, но ведь она обычно не публикуется и ее вряд ли увидит публичный пользователь.

Новое ПБУ 15/2008 <утв. Приказом Минфина России от т 06.10.2008 N 107н> вообще не содержит положения о переносе задолженности из долгосрочной в краткосрочную. Порядок учета обязательств в зависимости от срока погашения установлен ПБУ 4/99 <утв. Приказом Минфина России от 06.07.1999 N 43н>, но и там необходимость переноса задолженности четко не прописана, что может привести к ошибкам бухгалтеров.

Говоря о раскрытии информации о сомнениях в непрерывности деятельности организации <п. 2 раздела «Рассмотрение полноты и качества раскрытия информации в бухгалтерской отчетности»  Рекомендаций аудиторским организациям>, Минфин ссылается на новое ПБУ 1/2008. <«утв. Приказом Минфина России от 06.10.2008 № 106н>.  Но использованный Минфином прием для аудитора не годится, поскольку аудитор при проверке отчетности за 2008 год не сможет апеллировать к ПБУ, еще не вступившему в силу – клиент с ним просто не согласится. А действующее в данном случае прежнее ПБУ 1/98 аналогичного положения не содержит.

Минфин в Рекомендациях призывает аудитора отмечать в аудиторском заключении плохое ведение забалансового учета, когда, в частности, не раскрыта  информация о форвардных и фьючерсных сделках, операциях СВОП, РЕПО, залоговых операциях. <п. 3 раздела «Рассмотрение полноты и качества раскрытия информации в бухгалтерской отчетности» Рекомендаций аудиторским организациям>. Но откуда бухгалтеру знать, как раскрывать в забалансовом учете такие сделки? Никакой нормативной базы, никаких разъяснений в этой области нет. А если нет нормативных требований к учету, бухгалтеру приходится самому их придумывать.  И аудитору очень сложно бывает доказать, что столь трудно рождавшиеся решения о порядке учета этих сложных сделок на самом деле не совсем правильны и не во всем соответствуют общим допущениям и требованиям бухгалтерского учета.

Практически нет нормативной базы по учету собственного капитала, есть лишь отдельные фразы в Инструкции по применению плана счетов. <утв. Приказом Минфина России от 31.10.2000 № 94н>. Кстати, несколько слов хотелось бы сказать и по поводу гарантирующих функций собственного капитала. Какую гарантирующую роль может нести резервный капитал в размере 5% от уставного капитала, созданного в минимальном размере, равном 10 тыс. рублей?

Нет нормативной базы по  учету финансовых  инструментов. А ведь не секрет, что основные проблемы кризиса вызваны именно неправильным применением финансовых инструментов и их неадекватным раскрытием в отчетности. 

Очень низка осведомленность бухгалтеров о нормах Методических указаний по формированию бухгалтерской отчетности при осуществлении реорганизации организаций (утв. приказом Минфина РФ от 20 мая 2003 года № 44н).  Поэтому многие бухгалтеры не знают, что при преобразовании с изменением организационно-правовой формы предприятия (когда, например, акционерное общество преобразуется  в общество с ограниченной ответственностью или  муниципальное предприятие – в акционерное общество) необходимо «закрыть» отчет о прибылях и убытках. Бухгалтеры руководствуются нормами налогового законодательства, а оно в этом случае  не требует «закрытия» декларации по налогу на прибыль, которая сдается нарастающим итогом. И мы очень часто на практике сталкиваемся с тем, что бухгалтер буквально впервые видит данные Методические указания, а аудитор вынужден отказываться выдавать заключение по неправильно сформированной отчетности.

Еще одна проблема - российское законодательство, в отличие от МСФО,  не позволяет квалифицировать как связанные формально независимые компании,  если одна из них получает 90% выручки от другой. Так что здесь аудитор, обращаясь к бухгалтеру,  вынужден апеллировать вообще только к здравому смыслу.

Что касается консолидированной отчетности, то она может быть сформирована  в соответствии с требованиями либо  МСФО, либо Методических рекомендаций Минфина. <утв. Приказом Минфина России от 30.12.96 № 112>.  Эти Методические рекомендации в качестве метода консолидации упоминают построчное суммирование. Но ведь построченное суммирование – это лишь начало консолидации, после которого должны делаться консолидационные поправки. О  том, как их делать, в Приказе № 112 нет ни слова.

Например, внутри группы компаний есть компания-подрядчик, которая строит объекты для других компаний группы. У этой компании объемы незавершенного строительства числятся на счете 20. Но для всей группы – это уже затраты на счете 08. А в Приказе № 112 нет указания сделать необходимые реклассовые консолидационные поправки.

При составлении отчетности организация может и даже обязана учитывать особенности своей деятельности, о чем еще раз напоминает Минфин в Рекомендациях аудиторским организациям. Но баланс и отчет о прибылях и убытках, адаптированные с  учетом специфики деятельности организации, не принимает Росстат. Оно и понятно: нестандартный баланс сложно вводить в информационную базу, поскольку в нем не совпадают с типовыми формами не только коды строк, но и их количество и наименования. Так что неплохо было бы согласовать ведомственные требования к отчетности. 






w w w . r b s y s . r u
Новости  |  Компания  |  Услуги  |  Клиенты  |  Пресс-центр    Карьера
Акционерное общество «Аудиторско-консультационная группа «Развитие бизнес-систем».
Телефон: +7 495 967 6838 / e-mail:
© АО "АКГ "РБС". Все права защищены, 2001-2016.